На Пасху. Протоиерей Виктор Ильенко

Пасхальные беседы и проповеди
Пасхальные послания


на головную страницу сайта






Митрофорный протоиерей Виктор Ильенко (1894-1989). Родился 10 ноября в селе Осиновка Приморской области в крестьянской семье. В 1916 г. окончил Иркутскую семинарию и поступил в Московскую духовную академию. Воевал в Добровольческой армии. Покинул Россию в 1920 г. С 1921 по 1929 г. был псаломщиком и регентом сначала в Константинополе, а потом в Риме. В Риме состоял псаломщиком и регентом при русской церкви в течение трех месяцев (1921). Затем переехал на юг Франции. Священник (1929). Настоятельствовал в приходах в Тарасконе, в Брюсселе и Голландии. Будучи в Брюсселе, издал 79 номеров "Приходского листка." С 1953 по 1966 г. был настоятелем Преображенской церкви в Лос-Анжелесе (США). В 1966 г. переехал в Италию. Настоятель Свято-Николаевской церкви в Риме (1966-1984), настоятель Свято-Николаевской церкви в Милане (1973-1974). Вышел за штат по старости и вернулся в США. Скончался 10 июня в г. Лос-Анжелес (Калифорния, США).

 

Проповеди в Пасхальный период

Пасхальная Радость.

В светозарную пасхальную ночь, когда храмы полны нарядной толпой, когда лица одухотворены радостью, когда взоры блистают восторгом, когда на приветствие иерея вся церковь восклицает: "Воистину воскресе!" - тогда подлинно нет ни у кого сомнения, что жало смерти притуплено, что торжество греха и ада кончилось. И чувства эти нераздельно царствуют в душе в эту чудную ночь. "Отбеже болезнь, печаль и воздыхание!" Душа приобщается вечной радости, предчувствует жизнь будущего века.

За дверями церквей мир спит со своими скорбями, неудачами, страданиями, болезнями. И на пути из храма в темноте ночи, тихой и такой всегда умиротворенной, ничто не врывается диссонансом в чувства, которыми до краев полна душа.

Но вот настает день, светлый и радостный в блистании солнца, а для души начинаются сумерки. Она видит людское горе повсюду: в тюрьмах, в больницах, в богадельнях; слышит плач; ужасается от греха, еще сильного своею привлекательностью; и чувствует, что смерть не ушла из мира с воскресением Христовым.

И эти бесчисленные больницы, гордые своею чистотою, своими удобствами, своими аппаратами и своими учеными профессорами; и эти кладбища, на которых живые силятся цветами и благообразием памятников создать иллюзию красоты и ею прикрыть весь ужас смерти, - все это упрек нашей пасхальной радости.

И ее нужно как-то оправдать! Нужно увидеть, что в ней - свершение и что еще остается предметом надежды. Что уже дано, и чего нужно терпеливо ждать?

Дано - безстрашие пред лицом смерти!

Профессор Петербургской Духовной Академии В. В. Болотов, не любивший в жизни ничего и никого, кроме науки, умирая в 50 лет, шептал: "Как хороши предсмертный минуты!"

Отец Иоанн Кронштадский говорил перед смертью: "Возгораюсь крепким желанием видеть Художника, Который и меня сотворил премудро, по образу и подобию своему - с разумом, чувством, свободною волей и безсмертием по душе. Когда увижу Его, желанного?"

Испанский бандит XVI века, Серралонга, приговоренный к повешению, говорит своему палачу: "Не накидывай петли, пока я не докончу "Верую," пока не скажу, что чаю воскресения мертвых и жизни будущего века."

Остается предметом надежды наше воскресение и жизнь будущего века.

Как летним утром, когда вы встали слишком рано, когда утренняя роса и прохлада заставляют вас ежиться, но разоряющаяся заря на востоке и предчувствие погожего дня с его солнцем и теплом уже настраивают вас на радость, - так все печальное в этой жизни при свете Христова воскресения смягчается, теряет свою горечь, и душа начинает жить упоиванием будущего покоя, радостных встреч с родными, Христова утешения.

"Мы спасены в надежде" - говорит апостол Павел. Это значить, что все сбудется: и грех станет для всех отвратителен, и горечь разлуки сменится радостью, и всякую слезу отрет Господь с очей наших, и болезни больше не будет, и самая смерть упразднится, и настанет бесконечная радость вечной жизни!

И чтобы этой надеждой мы могли смягчать наши печали, Господь дает нам каждый год пасхальную радость, как залог, как предчувствие будущих свершений. Аминь.

 

Пасхальное Слово.

"Да воскреснет Бог и расточатся врази Его и да бежат от лица Его ненавидящие Его" (Пс. 67:2).

 

Эти вдохновенные слова царя Давида слышатся у нас в церкви в пасхальную ночь и затем в течение всей пасхальной седмицы. В устах пророка оне звучат, как пожелание, пронизанное уверенностью, что это будет: что (воскреснет Бог и расточатся враги Его; а мы произносим их победно-ликующе, как исполнение пророчества, совершившееся в ночь воскресения Христова. И тотчас за этими древними стихами звучит лучший из гимнов новозаветной Церкви: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех жив от даровав." Этот гимн так великолеипен, что пред силою его влияния на души отступают вражда и разделение: его поют на своих собраниях и те, что ушли из ограды Православной Церкви.

Предчувствие победы над смертью, этим "послед-ним нашим врагом," по выражению ап. Павла (1 Кор. 15:26), охватывает наши души в святую ночь с такой силой, что мы перестаем ее страшиться, и возгласы священнослужителя:,, Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?" - мы переживаем, как если бы сами были победителями и ада и смерти. Предчувствие становится действительностью; пусть на короткий момент, пусть только в эту оветозарную пасхальную ночь. Но душа, хотя бы однажды пережившая это чувство безстрашия перед лицом смерти, уже никогда не забудет его. Не забудет она и Того, Кто даровал ей эту победу над смертью.

Но вот пройдет эта спасительная ночь Христова Воскресения, отзвучат пасхальные гимны, в церквах закроются царския врата - и то, что наполняло наши души святым воодушевлением, сменится будничными переживаниями. Мы увидим жизнь, какова она есть, и людей - в их обычном настроении. Тут нам станет понятно, почему в пасхальную ночь этот пророческий возглас: "Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!" - так живо воспринимался нами. У Христа-Господа много врагов, и ненавидящих Его - миллионы! Мы на время забыли об этом, нас охватила пасхальная радость при виде толпы верующих, отвечающих на наше прииветствие шумным: "Воистину воскресе!" на трапезе Господней мы насладились пасхального Агнца, за нас закланного Христа-Спасителя, и все остальное ушло далеко, стало ничтожным, недостойным внимания.

Но лишь только мы ушли в обычную жизнь, как тотчас же увидели, что "мир во зле лежит," что много ненавистников у Христа-Господа, что и сами мы, если не словом, то нашими поступками постоянно свидетельствуем, что "не знаем Человека Сего."

Солнце сияет и греет мир, звездное небо своим величавым покоем говорит, что все у Бога взвешено и каждому небесному телу указан его путь; живая природа растет и движется, обильно питая нас своими дарами. Казалось бы, что еще нужно человеку?! Побывать на луне?! Попасть в межпланетное пространство?! Своими глазами увидеть, есть ли там жизнь или нет?! И сему Господь не ставит преграды. Все дал Господь человеку для счастья. И еще больше обещает в будущей жизни, после всеобщего воскресения, "на новом небе и новой вемле, где обитает правда" (2 Петр. 3:13). Только действуйте справедливо, любите дела милосердия и смиренномудренно ходите пред Богом! (Мих. 6:8).

Столь малого ищет от нас Господь, но люди и на это неспособны. Безумцы говорят: "Нет Бога," все развратились, совершают гнусная дела, нет делающего добро, от истины отвернулись и обратились к басням, верят лжи и любят ее, готовы залить мир кровью и слезами, опустошить землю от живущих на ней, поставить престол сатаны на месте святом.

Среди таких бедствий, грядущих на вселенную, где найти отраду и успокоение сердцу? Откуда ждать избавления? Кто может сразиться с ненавистниками Христа и победить их?

Победитёль смерти и ада, Христос-Спаситель, - вот наша надёжда! Он придет судить вселенную по правде и воздаст каждому по делам его. В предчувствии Его победы над всеми Своими супротивниками мы в пасхальную ночь, забывши все страхи и жизненные невзгоды, будем восклицать с верою: "Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!"

 

Пасхальное Приветствие.

"Се бо прииде крестом радость всему миру!"

Жизнь широка и многолика: юность - и старость, крепость сил - и болезни, годы творчества - и упадок сил, красота в молодости - и лишь следы ея к концу жизни, - все это периоды, по которым проходит жизнь человека. Если же взять не отдельнаго человека, а общество, в котором одновременно происходят эти явления, то прибавятся новые контрасты: зажиточность - и скупость, нужда - и изобилие, роскошь - и нищета, радости - и безысходные скорби. И тогда трудно сказать слово, которое каждому было бы впору и дало бы утешение (и богатому и бедному, и здоровому и больному, и малому и старому.

Но в праздник пасхальный снимается эта трудность. Все души обращены к Христу воскресшему - и каждая пьет радость от светлаго праздника. Все слышат призыв: "Богатые и убогие, ликуйте друг со другом! Воздержницы и ленивые, день Христов почтите! Постившиеся и непостившиеся, возвеселитеся днесь!" И в этом призыве каждый находит слово, которое ближе всего к нему.

Слышит богатый - и расширяет свое сердце для любви к своему убогому брату (О, сколько сейчас среди нас убогих, которым нужны наше сочувствие и наша помощь!)

Слышит убогий - и в меру своего убожества чтит праздник Христов крашеным яичком и сладкой булкой, смиряясь сердцем и не завидуя чужому роскошеству.

Слышит постившийся - и радуется, что исполнил долг, завещанный от Бога; ведь Господь сказал ученикам, что когда отнимется от них Жених, тогда будут поститься.

Слышит непостившийся - и умиляется душою от любви к нему Господа: его, раба лениваго и лукавого, пришедшего к светлому празднику с душою, полною грехов, Господь принимает и милует по Своей обычной благости (О, если бы все, чья жизнь идет вдали от Бога, хотя бы в сей одиннадцатый час принесли ко Христу обещание помнить Его, - сколь был бы Спаситель утешен и с любовию приветствовал бы даже одно намерение это!)

Итак, все насладитесь пиром веры, все восприимите богатство благости Божией в сей день, его же сотвори Господь для общей радости!

Но радость пришла нам от Христа, распятого и воскресшего. "Се бо прииде крестом радость всему миру!" Это - закон жизни. Для каждого он начинается днем его рождения." Жена, когда рождает, скорбь имеет; когда же родит отрока, уже не помнит скорби от радости." И в течение долгой жизни печали и радости сменяют друг друга, как день сменяется ночью. Только в природе эта смена происходит по законам физическим, а в человеке - по законам нравственным. Знает Господь, что если дать человеку беспечальную жизнь, - и погрязнет он в житейских попечениях, забудет Бога, не вспомнит и о вечной жизни. Скудость и болезни, скорби и самая смерть - все эти перемены в жизни человека - лишний раз говорят ему о Спасителе нашем, Который раньше славы воскресения взошел на крест и претерпел поругание. Нам-ли, христианам, не идти по следам Его?! Нам ли забыть слова Его: "Отче, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою!" Закончим наше приветствие словами поэта:

Тот, кто с вечною любовию
Воздавал за зло добром, -
Всех, с Собой страданьем сближенных.
В жизни долею обиженных,
Угнетенных и униженных
Осенил Своим Крестом.
Вы, кручиною согбенные,
Вы, цепями удрученные,
Вы, Христу сопогребенные, -
Совоскреснете с Христом!

 

На Пасху.

"Воскресение Христово видевше, поклонимся святому Господу Иисусу!"

Церковная песнь, которую мы слышим каждую субботу, говорит, что мы видели воскресение Христово. Правда ли это? Нет ли здесь преувеличения? Как можно видеть нам воскресение Христово, когда его не видели даже апостолы?

Как ни справедливы эти вопросы, истина остается на стороне Церкви. Если Она завещала нам возглашать: "воскресение Христово видевши" значит, это неоспоримая правда.

Осмыслим это выражение, вдумаемся, о каком воскресении свидетельствует оно! Несомненно, оно говорит не о том, что случилось в саду Иосифа Аримафейского и чему не было свидетелей, но о некоем таинственном воскресении души человеческой, когда она благодатию Святого Духа воскресает от греховной жизни, оживает для добра, видит Господа внутренним оком и готова бывает следовать за Ним. Это чудесное изменение души, как не назвать воскресением?!

Все доброе в нас: и мысли, и настроения, и расположения, и слова с делами - все это должно бы быть присущим нашей душе, по природе христианке и по св. крещению - сродной Христу. Но мир с его соблазнами заполонил душу, увлек ее "на страну далече," - и она стала мертвой для Господа. Господне стало и трудным и скучным для души; заповеди Христовы стали для нее непосильным бременем.

Но вот к такой душе приходит Господь. Или еще лучше - душа, подобно блудному сыну, в какой-то момент своей жизни, вдруг видит, чего она лишилась, оставив отчий дом, и решает вернуться назад, припасть к Отцу небесному в слезах раскаяния, вымолить Его прощение. И с этого момента она ожиивает, воскресает, в ней происходит спасительный перелом.

Если она прошла дверью покаяния и удостоилась трапезы Господней, если она исполнилась решимости отныне жить по воле Божией, если все мирское, что было доселе ей приятно, стало пресным и скучным, - то это верный знак, что она, мертвая, ожила, исполнилась благодати Христовой и воскресла для жизни новой.

Эта чудесная перемена бывает с каждым из нас в те моменты нашей жизни, когда, повинуясь голосу совести, мы идем в храм и ищем общения со Христом в Его тайнах. Тогда подлинно очами веры мы видим воскресение Христово. Видим его в нас самих и во всех тех, кто, подобно нам, потянулся ко Христу. И каждый может засвидетельствовать, что не бывает он лучше никогда, как в день причащения Христовых Таин.

Но в пасхальную ночь Господь дает ощутить и каждой верующей душе, какой хорошей она может быть. Если только оттого, что мы, отложив все житейские попечения, решили провести эту ночь не в постели и не за столом, а в храме, где неумолкаемо звучит "Христос воскресе!" - если только за это Господь наполняет нашу душу радостью и она тогда бывает способна даже ненавидящим нас простить все," - то сколь же неизмеримо большую радость мы испытаем, если приготовимся в эту спасительную ночь к духовному общению с воскресшим Господом.

"Трапеза исполнена - насладитеся вси!" - восклицает Златоуст в своем пасхальном слове. И если кто не останется глух к этому призыву, если кто в чувстве покаяния приступит к трапезе Господней, тот подлинно воскреснет душой и насладится пира веры, тот узрит воскресшего Христа-Господа и поклонится Ему, в восторге восклицая:

"Воистину воскресе Христос!"

 

Молитва за Усопших (в неделю жен мироносиц).

Хотя апостолы первое время сомневались и не верили воскресению Христову, а ап. Фома простер свое неверие даже до того, что не иначе хотел поверить, как только вложив персты свои в язвы Христовы, - но в этом неверии и сомнении они недолго пребывали, не дольше одного дня. Господь Иисус Христос своими явлениями показал им, что они видят не духа, а Его самого, воскресшего из мертвых. "И возрадовались ученики, увидев Господа!"

Десять явлений воскресшего Господа записано в Новом Завете. Этого было достаточно, чтобы апостолы уж больше не сомневались, а, наоборот, с дерзновением провозглашали: "Сего Иисуса Бог воскресил, чему мы свидетели." И эта вера в воскресение Христово сквозила в каждом слове апостольской проповеди.

Ап. Павел так и говорит: "Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша." И мы с вами можем с не меньшей убежденностью сказать, что кто не верит в воскресение Христово, тот напрасно молится Богу, тот напрасно утруждает себя хождением в церковь (если он только ходит!), тот напрасно носит имя христианское.

Если мы, продолжает ап. Павел, в сей только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших! В воскресении Христовом залог, начало нашего воскресения. Умершие с верой в Господа Иисуса Христа оживут вместе с Ним. Посему то св. Иоанн Богослов и восклицает: "Блаженны мертвые, умирающие о Господе!" Эти слова нередко можно видеть в кладбищенских храмах, написанными для утешения нашего. Счастливы те, что умерли в Господе: они вошли в покой Его. Эта радостная надежда смягчает скорбь нашу. Но любовь наша к почившим побуждает нас снова и снова молиться Господу: "Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих!" Любовь наша побуждает нас вспоминать о них в молитве возможно чаще.

Любимому, когда он жив, мы можем сделать много приятного: произнести слова любви, ласки, участия, помочь в нужде, разделить горе. Но вот он умирает. Связь любви прекращается ли? Нет. Когда он был жив, мы непосредственно показывали ему наше расположение, а после смерти делаем то же самое, но чрез Господа. И так как у умершего совсем другия нужды, то и наша любовь к нему выражается несколько иначе. Раньше мы ему желали здоровья, радости и всякой удачи, а теперь, когда ему ничего такого не нужно, мы от любящего сердца просим ему у Бога оставления грехов и упокоения со святыми.

Любовь побуждает нас молиться за умерших. Наша молитва, верим, умилостивляет Бога. Но особенно сильна молитва, соединенная с приношеним безкровной Жертвы. Объясню вам, что происходит, когда вы приносите к алтарю просфору с именами дорогих вам лиц (живых или усопших - это безразлично, ибо у Господа все живы). Священник из приносимой просфоры вынимает малую частицу, произнося имена. Эти частицы полагаются на дискос и потом, в конце литургии опускаются в чашу со словами: "Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих!" Кровь Господа нашего Иисуса Христа, - говорит св. ап. Иоанн, - очищает нас от всякого греха. И мы вместе с ним верим и исповедуем, что Кровь Христова очищает грехи тех, за которых вынута частица. Об этом св. Кирилл Иерусалимский говорит: "Превеликая польза будет душам умерших, за которых приносится моление, когда предлагается святая и страшная Жертва."

Други мои, я, кажется, утомил вас своим словом, своими доказательствами того бесспорного положения, что умершим приносят великую пользу наши молитвы. Говоря это слово, я выполняю мой пастырский долг. От этого долга освободить меня можете только вы, показав самым делом вашу любовь к усопшим родителям, к вашим друзьям, к вашим соратникам, которым Господь судил пасть на том поле, где и вы были, но возвратились невредимыми.

Дни поминовения в течение всего года у нас проходят при пустом храме. Эта пустота не говорит ли, что сердце наше пусто, что в нем не осталось и маленького уголка для чувства любви и признательности к усопшим?

Панихиды мы заканчиваем пением "вечной памяти." Не лицемерим ли мы, когда, присутствуя на первых панихидах по усопшем, мы говорим о вечной памяти, а год-другой спустя мы уже забыли его?

Други-братия, сегодняшнее воскресенье посвящено памяти св. жен мироносиц. Эти святые женщины, любившие Господа, всюду за Ним следовавшие, служившие Ему от имений своих, являли в этом служении, в своем хождении за Господом великую ревность, великое усердие. Заметьте, не все они были свободны от забот по хозяйству! Вот Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова; вот Сусанна - они служили Господу имением своим. А у кого имение, у того и заботы! Вот мать сыновей Зеведеевых; у нее - сыновья, у нее - муж рыболов, но она ходит за Христом, она и у креста на Голгофе. И не только эти, но и многие другие, вместе с Господом пришедшия в Иерусалим, были при последних минутах Его земной жизни. И о них можно сказать, что они, наверно, оставили на это время дома свои и мужей и детей.

Нужно уметь оставлять на время и мужей, и жен, и детей, и всякую земную заботу, чтобы, хоть на краткое время, быть нераздельно с Господом.

Ваши мужья заняты работой, они устают чрезмерно; вы, женщины, помолитесь о них и за них! Вы не можете придти в храм к литургии, - придите ко всенощной! Если и совсем не можете придти, - пошлите дитя свое! Молитву ребенка Господь примет, может быть, еще лучше чем нашу, ибо душа его чиста от многих скверных грехов.

Одним словом, покажите Господу ваше усердие, как показали его жены мироносицы! Как они любили Его и Ему, умершему, понесли самым ранним утром благовонния, так и вы приносите Богу молитву от чистого и любящего сердца, как за живых, так в особенности за умерших. Аминь.

 

Терпение (в Неделю о Расслабленном).

Что оставалось делать этому расслабленному, остававшемуся в недуге 38 лет, этому "непогребенному мертвецу," о котором читалось в сегодняшнем Евангелии? Терпеть - скажете вы. Он и терпел. Терпел много лет и не расставался с надеждой, что придет же, наконец, день, когда он первым спустится в купель и получит исцеление.

Человеку здоровому нормально - двигаться, работать, думать, верить, желать - одним словом, жить интенсивно, в полную меру своих духовных и физических сил. И в этом его счастье. Но человеку, прикованному к одру многолетним недугом, у которого физическая жизнь сведена до минимума, слишком много времени остается для его духовных переживаний, на обдумывание своей горькой участи, на задавание себя вопросов: "Почему, за что, для чего? Кому нужна эта моя немощь? И какой смысл жизни моей, которая всем в тягость?"

У всякого человека, попавшего в беду, цепь таких вопросов продолжается изо дня в день и может измучить его, истомить предчувствием еще худших дней и привести к печальному концу - духовному или даже физическому самоубийству, если он не запасется терпением.

Активность свойственна здоровому человеку. В ней проявляется его жизнь. А терпение необходимо человеку, впавшему в беду; и в нем проявляется сила его души. Терпение - это перенесение случившегося в надеждою, что беда скоро пройдет, что обстоятельства изменятся к лучшему, что болезнь поддастся лечению и, что самое главное - Господь не даст нам испытания, которое было бы выше наших сил.

Когда терпение перешло в доверчиивую покорность воле Божией, то такому человеку уже не страшно дальше жить. Он может десятки лет быть в недуге или тесных обстоятельствах и все же иметь живую душу.

Послушайте, как он разговаривает с незнакомым ему Человеком - Христом Спасителем! На вопрос: хочешь ли быть здоровым, он не ответил грубостью. А мог бы сказать: "Если бы не хотел, то не сидел бы здесь уже четвертый десяток лет." Если бы не было у него терпения, то Христос не нашел бы его у Овечьей купели. Если бы не было у него веры, то Христос не встретил бы его потом, по исцелении, в храме. По этим двум-трем чертам характера расслабленного мы можем судить о его цельном нравственном облике и сказать, что это был человек, достойный милости Божией - и она была ему дана. А то, что она была ему дана после 38-летняго испытания, а не раньше, то мы бессильны объяснить этот факт в применении к расслабленному. И можем оценить его значение только в отношении к нам самим.

Даже весьма достойного человека Господь милует после многих лет ожидания. Помилует и нас, грешных, лишь бы мы не отвернулись от Него, лишь бы продолжали терпеть, лишь бы не теряли надежды. В терпении и в надежде на милость Божию наше спасение.

Чтобы понять, что именно в терпении наше спасение, подумайте, чем становится душа человека, потерявшего терпение, отчаявшегося, лишившегося надежды! Она становится безразличной к Богу, теряет вкус к молитве, замыкается в самой себе и открывается лишь для вещей мира сего. В худшем же случае - озлобляется до того, что без насмешки, без хулы и проклятий не может говорить о Боге. Это - смерть духовная. И чувствует человек всю тяжесть своего состояния, но не может изменить его, потому что он уже не один: дух лукавый, дух злобы овладел его душой и влечет ее к погибели.

И наоборот, человек, вооружившийся терпением, сказавший себе: "умру, жизни лишусь, а от Бога не отрекусь, не перестану Ему молиться, не повернусь к Нему спиной, но подобно многострадальному Иову буду повторять - если мы благое приняли от Бога, то отчего не стерпеть и злого?!" Такой человек, и прошедши сквозь тучу испытаний, будет жить верою и терпением и будет или увенчан, подобно Иову, последующим счастьем, или, подобно нищему Лазарю, лежавшему у ворот богача, сподобится вечных радостей на лоне Авраамовом.

Итак, други-братия, приобретем терпение, будем всегда готовы переносить с благодушием случающияся прискорбности, - тогда мы будем достойны и радостей земных и Царства небесного, которых да не лишит нас Господь наш Иисус Христос ради Своего великого милосердия. Аминь.

 

Терпение (в Неделю о расслабленном).

"Терпением вашим спасайте души ваши" (Лук. 21:19).

 

Побеседуем сегодня о терпении, об этой добродетели, которая бывает нам нужна каждый день. Как соль нужна бывает хозяйке, желающей, чтобы кушанья, ею приготовленные, были приятны для вкуса, так необходимо бывает и терпение человеку, желающему жить благочестиво, по-христиански. Всякое наше слово, всякий жест, всякий поступок, если не приправлены терпением, похожи на блюдо, которое забыли посолить: есть можно, а вкуса нет.

Если вам не приходилось встречать человека, богатого терпением, и наслаждаться его выдержанной речью, его спокойствием при противоречиях, его невозмутимостью при всяких неблагоприятных обстоятельствах, то, конечно, каждый, по собственному опыту, знает, как неприятна нетерпеливость, раздражительность, нервность, резкость. Хорошо еще, если встречи с человеком нетерпеливым случайны, если не приходится с ним жить под одной кровлей и поневоле общаться каждый день. А если это - свои люди, родные, с которыми приходится жить вместе, - тогда раздражительность, хотя бы одного члена семьи, делает всем жизнь мало приятной.

Но как ни неприятна нетерпеливость в обычном строе жизни, когда она проявляется в мелочах; как ни тягостно отсутствие терпения, как для самого нетерпеливого, так и для всех, кому с ним приходится иметь дело, или даже разговор, - и все же это полбеды. Маленькия неприятности, как и маленькие недомогания, можно перенести, можно как-то к ним примириться, привыкнуть.

Настоящая беда от недостатка терпения начинается там, где человека постигают долгия несчастья: затянувшаяся болезнь, длительная бедность, клевета, которую нет возможности опровергнуть, обида, которую нечем смягчить.

От клеветы, либо обиды страдает наше самолюбие, т.е. самый чувствительный нерв нашего существа. Если не вооружиться терпением, если не сказать: "Суди, Боже, обидящия мя," если не предать в руки Божии своей тяжбы с клеветником и терпеливо ждать, когда Господь "выведет, как свет, правду твою," - то можно озлобиться на клеветника и обидчика на всю жизнь и носить свою обиду, как камень за пазухой. И неудобно ходить с камнем, и трет он наше тело, и некрасиво выпячивается, - а все же не хочет человек расстаться с ним, ибо не имеет терпения, не возложил на Бога печаль свою, а решил самостоятельно расправиться с обидчиком, бросить в него этот камень.

Чтобы у вас, други мои, был пред глазами живой пример, как нужно терпеливо нести обиду-клевету, расскажу вам случай из жиизни преп. Феодоры Александрийской. Спасалась она в мужском монастыре, скрывая свой пол под монашеским одеянием. Своею ревностью к угождению Богу она достигла такого совершенства, что Господь по ее молитвам творил чудеса. И тогда ее постигло искушение: ее оклеветали в блудном сожитии с одной женщиной, которая пришла в монастырь, имея на руках младенца, как бы явное доказательство совершенного греха.

Иноки общим советом постановили изгнать провинившегося монаха из обители. Опозоренная грехом, которого Феодора и совершить не могла, изгнанная из монастыря с чужим ребенком на руках, она поселилась невдалеке от обители, возложив на Господа печаль свою и терпеливо неся крест позора и изгнания.

Мы, нетерпеливые и скорые обличители чужой неправды, мы тотчас же бы открыли свою правоту, тотчас же бы закричали о своей невинности, представили бы доказательства своей непричастности ко греху. У нас не хватило бы терпения и на один час! А вот преп. Феодора семь лет живет вне обители, неся на своих плечах чужой грех.

По прошествии семи лет иноки сжалились над ней и снова допустили в монастырь, где она и скончалась, даже перед смертью никому не открыв своей тайны. И только по смерти св. Феодоры увидели иноки, как оклеветана была святая.

Умилительна эта женская душа, мужественная и крепкая, как алмаз, в своем терпении! Как прекрасна эта повесть, так ярко запечатлевшая красоту этой добродетели!

Тяжко жить человеку под гнетом клеветы или обиды, и без спасительного терпения не может он хранить мир душевный; непременно возмутится, вознегодует, озлобится, впадет в грех.

Но еще тяжелее быть в длительной болезни. Здесь болящего постигает тягчайшее испытание: испытывается его вера, доверие к Богу. Долго-болящий часто спрашивает своих друзей и близких: "Почему меня постигло это несчастье? За что меня Бог наказал?" Но кто осмелится ответить за Бога, кто решится сказать правду, если даже ее и знает? И пока человек не найдет ответа в своей душе, пока не смирится под крепкую руку Господню, пока не решится терпеливю нести крест своей болезни, - до тех пор душа его будет в унынии, и его может постигнуть даже "кораблекрушение в вере."

Посему надлежит нам крепко запомнить урок спасительного терпения, который дает нам расслабленный при овчей купели, исцеленный Христом. 38 лет был он в своем недуге; по выражению церковной стихиры, это был непогребенный мертвец; казалось, все живое в нем умерло. А между тем, смотрите, - какое спокойствие души, какая высота духа, какая независтливость, какое терпение, какая неумирающая надежда на милость Божию!

Что может быть обиднее многолетнему больному, как услышать: "Хочешь ли быть здоровым?" Для человека с обычной настроенностью души этот вопрос мог показаться сплошной насмешкой. Но по простоте ответа расслабленного видно, что он и не подозревает насмешки. "Да, Господи, но человека не имею, который опустил бы меня в воду, как только она возмутится." Он смотрит на незнакомого ему Человека, предложившего ему такой странный вопрос, со всею доверчивостью чистой и смиренной души; и его 38-летнее терпение награждается блистательным венцом: Сам Христос-Спаситель исцеляет его.

Множество хромых, слепых, расслабленных лежало у овчей купели под ее пятью галереями, но исцелен один, достойнейший. И основная добродетель его - терпение, от которой произошли и другие его качества.

И умилительный пример св. Феодоры и многолетнее терпение расслабленного способны расположить нас к тому, что мы высоко поставим эту добродетель. Но цель нашей речи не будет достигнута, если мы только похвалим святое терпение, а не постараемся приобрести его. Ведь и наша жизнь течет среди обид, и нас постигают длительные испытания. Хорошо бы и нам обогатиться терпением!

Но если бы мы здесь прочли и целую лекцию о том, как научиться терпению, - это была бы только теория; лишенная практики она бы не дала никакого результата.

Для людей, желающих научиться терпению, мы предложим практически урок, взятый из жиития одного инока. Он долго переходил из одного монастыря в другой и в каждом встречал, как друзей, так и недоброжелателей. Ему же хотелось жить только среди друзей, чтобы не терпеть ни от кого никакой досады. Не находя такой обители, он, наконец, сказал себе: "Больше никуда не пойду, а буду терпеть все, ради Иисуса Христа!" И с этого момента он стал совершать свое спасение, именем Иисуса Христа перенося тер-пеливо все, что с ним случалось.

Други-братия! Если терпение вам по сердцу, - всякий раз, как представится возможность, проявляйте его, призывая на помощь имя Иисуса Христа, Который, видя ваше старание, увенчает его добрым концом. Аминь.

 

Зависть (в Неделю о слепом).

Когда благоразумный человек берется за обработку земли, то, приготовляя ее к посеву, перекапывая ее, он старается очистить ее от сорных трав. И в этом деле его благоразумие особенно будет видно, когда он не верхушки плевел сорвет, но пойдет в глубину, доберется до корней и, не жалея времени, ни усилий, вырвет их и выбросит, чтобы они засохли и погибли, чтобы ему уже не нужно было снова так трудиться и чтобы посеянное доброе семя могло свободно расти и принести плод.

Господь наш Иисус Христос в притче о сеятеле сравнил душу человека с землей, в которую сеется семя - слово Божие, и смотря по тому, на какую почиву попадает, приносит соответствующий плод.

Душа - это почва, а сердце - это глубь души, где рождается все доброе, но и все дурное в человеке. Если душу свою человек воспитал в смирении, в кротости, в доброте, в милосердии, в любви, то это выльется в его поступках, в словах, во всем поведении. Как доброе дерево не может не приносить добрых плодов, так человек, имеющий добрую, чистую, христиански настроенную душу, не может не проявлять себя во внешней жизни иначе, как добрыми делами. И все его добрые дела будут лишь проявлением его внутренней доброты.

Точно то же, но с иной стороны, можно сказать и о человеке, который небрежет о своей душе, не заботится о ее чистоте, предоставляет грехам и страстям свободно расти и развиваться в ней. Душу такого человека можно сравнить с полем, которого много лет не касалась лопата благоразумного земледельца. Оно рождает лишь плевелы и всякий бурьян. Так изнутри, из сердца человека, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимства, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство (Мр. 7:21-22).

В сегодняшней беседе из этих грехов и страстей мы коснемся одной лишь зависти. О ней именно можно сказать - вот страсть, которая если гнездится в сердце человека, рождает там целый поток злых чувств и помышлений и чрез них выходит наружу. И очень часто нелегко бывает увидеть за этими проявлениями зависти ее саму, так что нужно сделать некоторое усилие, чтобы заметить эту родительницу весьма постыдных душевных настроений, выливающихся наружу то в словах, а то и в поступках.

Сегодняшнее Евангельское чтение об исцелении слепорожденного дает яркий образец того, как зависть в завистливых людях нарушает нормальную душевную деятельность и ведет от одного греха к другому.

Господь сотворил явное чудо - исцелил слепорожденного, которого все знали отлично. Простые люди, соседи и все, видевшие его прежде, только удивлялись и хотели знать Того, Кто совершил такое чудо. Но когда повели этого бывшего слепца к фарисеям, то между ними сейчас же возникла распря: одни говорили про Спасителя, что Он не от Бога, ибо не хранит субботы, а другие, - как может человек грешник творить такия чудеса? Зависть породила распрю. Мы знаем, что фарисеи завидовали Иисусу Христу, завидовали тому влиянию, какое имел Христос Спаситель на народ. Народ прославлял Его и всюду большой толпой сопровождал Его, а они, мнившие себя наставниками народа, достойными всякого внимания и почета, оказались одни, без слушателей, без паствы. И в душе у них появилась зависть к Спасителю. Она ослепила их, так что они, видя исцеленнаго и зная, как произошло это чудо, не поверили, а позвали родителей его. Когда родители подтвердили, что это их сын, действительно родившийся слепым, то фарисеи и тут не убедились и не воздали славы Богу. Зависть к Иисусу Христу толкнула их дальше: они, будучи учителями народа, вдруг начинают говорить бессмысленные речи, на, которые прекрасно возражает нигде не учившийся бывший слепец. Зависть отняла у фарисеев разум; они сказали: мы знаем, что человек, исцеливший тебя - грешник, а исцеленный разумно им на это ответил, что грешников Бог не слушает, но кто чтит Бога и волю Его творит, того слушает.

Бессильные что либо возразить на это фарисеи выгнали его в он.

Видите, к чему привела зависть в сем случае! Потом она сделает еще больше: они предадут Господа Пилату, и тот засвидетельствует, что они из зависти предали Его.

Нехорошее, зловредное, погибельное чувство - зависть, и как нужно беречься, чтобы она не поселилась в нашем сердце! А теперешняя наша жизнь богата случаями, когда зависть, даже протиивгь нашей воли, может появиться у нас.

Если вы опечалились при удаче ближнего, и наоборот, если порадовались его промаху и неудаче, то знайте, что зависть живет в вас. Она не любит чужих совершенств, она все охуждает, все порицает, она недоброжелательна, она мать многих душевредных страстей.

Если вы вырываете с корнем сорную траву с вашего поля, то и злую зависть искореняйте из сердца вашего, и тогда оно очистится от многих грехов. Аминь.







© Copyright PASKHA.net, 2001-2012
Rambler's Top100


Компании, представляющие данные товары и услуги, поздравляют Вас с Пасхой!