О Воскресении Господа нашего Иисуса Христа

Святитель Феофан, Затворник Вышинский


на головную страницу сайта






«В светлые дни праздника Воскресения Христова пришло мне желание перечитать повнимательнее евангельские сказания о Воскресении Господа, а самое чтение привело к желанию привесть в порядок и соглашение сии сказания. Но, взявшись за это дело, я запутался и не нахожу исхода. Помогите. Не все меня путает, а только сказания о первых часах дня Воскресения Господня, именно о хождениях святых жен на гроб, их видениях и свидетельствах о виденном и слышанном. Мне думается, что нельзя обойтись без предположения, что святые жены-мироносицы приходили ко гробу Господню не все зараз и не в одно время. Скажите, можно ли это допустить. Кстати, не найдете ли возможным вместо красного яичка подарить меня изложением ваших соображений относительно соглашения Евангельских сказаний и самого сего соглашения?»

С удовольствием готов исполнить ваше желание. Путание, которое вы испытываете, не есть ваша исключительная участь. Его испытывали и испытывают почти все. Которые посмелее, брались и берутся приводить в порядок и соглашение Евангельских сказаний. Это породило множество к тому приемов, сколько-нибудь удовлетворяющих пытливые умы; но вполне успокаиваюших совопросничество приемов, сколько помнится, еше не найдено. Брался и я не раз за такое соглашение и держался то одного, то другого приема в нем, чувствуя в то же время, что и то, и другое, и третье соглашение, и все, сколько их приходило в голову и приходилось встречать, не могут быть признаны вполне удовлетворительными.

Возьмемся вместе снова за это дело; и не поможет ли нам воскресший Господь, славы ради имени своего, придумать что-либо более удовлетворительное. Выдали мне руководительную нить, сказавши: «Мне думается, что нельзя обойтись без предположения, что святые жены приходили ко гробу Господню не все разом, а группами и не в одно время». Взявшись за эту мысль, я стал всматриваться в сказания евангельские и, к утешению вашему и своему, нашел, что так думать не есть предположение, а долг. К этому обязывают сами сказания, ясно обозначая разности и во времени прихода святых жен к гробу, и в том, что они при сем видели и слышали и что с ними было потом.

Чтобы мне удобнее было показать эту картину, а вам и другим увидеть ее, нахожу нужным пересказать наперед, что написано о сем у каждого Евангелиста, с некоторыми замечаниями, необходимыми для уразумения текста.

В Евангелии от Матфея читаем — Гл. 28,1—10.

В вечер субботний, свитающи во едину от суббот, прииде Мария Магдалина и другая Мария, видети гроб (— ст. 1).

Остановимся немножко на этих словах. В вечер субботный — οψε σαββατου — ничего другого не означает, как то, что дают разуметь слова «в вечер субботы», когда кончился требуемый законом покой и открылась позволительная возможность всяких движений и дел. Соблазняло давать иное значение слову οψε — в вечер — следующее за сим слово τη επιφωσκο υση свитаюши, указывающее будто на рассвет. Но επιφωσκο, когда говорится о дне и ночи, означает «начинается»; и свитающи будет «начинающуюся», или когда начинался первый день недельный. Что так следует понимать, на это дает нам смелость св. Лука, который, говоря о положении Господа во гроб, написал: «лень бе пяток, и суббота светаще» (— 23,54), επιφωσκε — начиналась, наступала, как и по-русски перевед ено. Итак, в вечер субботний свитающи будет «вечером в субботу», когда наступал или начинался первый день недели. У евреев день — один кончался, а другой начинался в шесть часов вечера. Суббота, как видим у св. Луки, начиналась в пятницу вечером, а первый день недельный начинался в субботу вечером, как в настоящем месте дает видеть св. Матфей.

После сего как же понять: прииде — видети гроб? Тоже в прямом значении слов: ходили посмотреть гроб. Неудержимое желание осведомиться, не произошло ли там, на Голгофе, около гроба Господня, где были их мысли и сердца, что-либо особенное, влекло их туда. И они сходили туда. Увидев, что там все было в том же положении, как было оставлено в пятницу, они спокойно воротились в город и стали готовиться к помазанию тела Господня утром, по обычаю, ароматами, которые они в этот же вечер, по возвращении с Голгофы, и купили, как пишет св. Марк.

Спросите: но как можно было им быть на Голгофе? Там стража. Стража была приставлена не с утра, а тоже по прошествии субботы. Когда жены были при гробе, власти иудейские ходили к Пилату для испрошения позволения приставить стражу, которую и привели и поставили на место уже по удалении жен с Голгофы. Третий день начинался, когда по предсказанию Господадолжно было совершиться Его Воскресение. До вечера они не видели нужды нарушать свою субботу, а теперь, когда суббота прошла и настал страшный для них третий день, они поспешили принять меры предосторожности, опасаясь, как бы ученики не украли тела своего Учителя в эту ночь и не сказали, что Учитель их воскрес.

Так, святые жены готовятся намастить тело Господа ароматами, не подозревая, что гроб окружен стражею и что тело Господа — в руках врагов Его. Но Господь не попустил им быть устрашенными этою грозною стражею и неведомо для них устранил эту препону, могшую лишить их свободного доступа ко гробу Господню и к пречистому телу Его. Сошел с небес Ангел Господень и, отвалив камень от двери гроба, сел на нем. Сотрясение от падения камня, усиленное намеренным действием Божиим, и светло-блестящий зрак Ангела в трепет привели стражу, и она разбежалась. Гроб стал отверст, и доступ к нему свободен (ст. 2—4).

Когда это случилось? Надо полагать, незадолго до появления жен на Голгофе, однако же еще в сущей тьме, которая не была еще рассеяна светом утра, когда приходила туда Мария Магдалина. Это действие Божие не было потребностью или следствием Воскресения Господня, которое совершилось независимо от всяких внешних ограничений, незримо и неведомо ни для кого. Оно было нужно для очищения доступа ко гробу любящим Господа и для удостоверения их, что Он уже несть зде, но воста.

(Наступило утро. Жены, как приготовились с вечера, пошли на Голгофу к Господу. Какие именно это были жены, св. Матфей не обозначает при сем.) Приближаясь к месту Гроба, они увидели Ангела (сидящего на камне вне гроба, как надо полагать по сказанному пред сим) — и ужаснулись. Ангел ободрил их, говоря: «Не бойтесь! Вы ищите Иисуса распятого; нет Его здесь. Он воскрес, как сказал. Подите посмотрите место, где лежал Господь». (Они вошли во гроб и посмотрели.) Ангел сказал им: «Теперь бегите скорее сказать ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и се — предваряет вас в Галилее. Там Его увидите». И жены, вышедши из гроба, поспешно побежали со страхом и радостию великою возвестить о виденном и слышанном св. Апостолам. Когда же они таким образом спешно текли к Апостолам, сам Господь сретил их со словом: «Радуйтеся!» И они, падши к ногам Его, обняли их и поклонились Ему Были, однако же, притрепетны. И Господь одобрил их, говоря: «Не бойтеся! Идите, скажите братии Моей , чтоб шли скорее в Галилею. Там они Меня увидят» (ст. 5—10).

Таково сказание св. Матфея! Оно очень сжато и усечено. Первый стих стоит особо, сказывая, что было вечером в субботу. Особо стоят и стихи 2—4, повествуя о бывшем пред утром. Главное же сказание о приходе жен на гроб начинается с узрения уже Ангела; а о том, как они поднялись с места и как дошли до Ангела, не говорится. Это требуется дополнить. Требуется также дополнить и то, что жены входили в гроб по слову Ангела: «Подите посмотрите место, где лежал Господь», — хотя об этом не говорится в тексте, ибо вслед за сим пишется, что они вышли из гроба и побежали к Апостолам. Но как бы они вышли из гроба, если б не вошли в него? Я то и другое дополнил своей речью. Но сейчас увидим, что их дополняет св. Марк.

У св. Марка читаем — гл. 16, 1 — 11.

Минувшей субботе, Мария Магдалина и Мария Иаковля и Саломия купиша ароматы, да пришедше помазкут Иисуса (ст. 1).

Минувшей субботе — то же, что у св. Матфея — в вечер субботний, когда суббота, или день покоя, кончилась и начался первый день недели, означенные жены купили ароматы, чтоб утром пойти на гроб и помазать тело Господа Иисуса. Этот первый стих совершенно одинаков по содержанию с первым стихом сказания св. Матфея и его дополняет, сказывая, что жены Мария Магдалина и Мария Иаковля, сходившие посмотреть гроб, тем же вечером сошлись с Саломиею и все втроем купили ароматов для намащения тела Господня.

Это было субботним вечером; а когда прошла ночь, они зело заутра во едину от суббот, то есть в первый день недели, приидоша на гроб возсиявшу солнцу (ст. 2). Приидоша — ερχονται — идут. Идя же, говорят между собой: «Кто отвалил нам камень от двери гроба?» Камень был велик очень, и им не под силу было бы отвалить его. Но, подошедши к месту гроба, они взглянули и увидели, что камень уже отвален (ст. 3, 4).

Отвалился и у них камень затруднения, давивший их сердце; почему они, не обратив особого внимания на необычайность дела сего, поспешили внутрь гроба. Но, увидев юношу в одежду белу одеяна, седяща в десных, ужаснулись, — εξεδαυμβ ηδησαν, поражены были удивлением и изумлением. То был Ангел Господень, который, видя их смущение, ободрил их, говоря: не ужасайтесь, Иисуса ищете Назарянина распятого? Он воскрес; Его нет здесь. Вот место, где положили Его. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам (ст. 5—7).

И они, вышедши, побежали от гроба. Их обнимал трепет и ужас, и они никому ничего не сказали (конечно, на пути), будучи одержимы страхом (ст. 8).

Сопоставляя это сказание со сказанием св. Матфея, не можем не видеть, что они взаимно дополняют друг друга. Св. Марк дополняет св. Матфея, сказывая, что святые жены вечером, побывши на Голгофе, успели еще купить ароматов, взяв в содружество с собой и Саломию, а утром рано пошли ко гробу и пришли туда возсиявшу солнцу, пред восходом солнца, когда свет солнца уже сиял, но солнца еще не было видно на горизонте. А святой Матфей дополняет св. Марка, сказывая о вечернем хождении неких жен на гроб и о том, как камень отвален от гроба.

Св. Марк дополняет еще св. Матфея, сказывая, как жены вошли во гроб, о чем не пишется у св. Матфея, хотя говорится, что они побежали к Апостолам, вышедши из гроба; а св. Матфей дополняет св. Марка, сказывая, что прежде входа во гроб они видели Ангела и во гроб вошли по его указанию.

Св. Матфей дополняет св. Марка, сказывая, что на пути, когда жены бежали к Апостолам, явился им Сам Господь; св. Марк дополняет св. Матфея, сказывая далее (ст. 9), что это не было первое Его явление. Первого явления удостоилась Мария Магдалина, которая, сподобившись сего благодеяния, шедши возвести о том и Апостолам (ст. 10).

Какое обшее сказание составится из обоих евангелистов, очевидно само собою. Заметим только, что у обоих их речь идет об одном и том же приходе на Голгофу, одних и тех же жен, в одно и то же время. Следовательно, это сказание представляет достаточно черт, по коим его следует счесть особенным. Оно закончено и не требует более заимствования из других Евангелий для пополнения своего.

Один вопрос предлежит — какие именно тут действовали жены. Св. Марк, как и св. Матфей, не переименовывает их утром, после наименования вечером. Хотя это наводит на мысль, что и утром действовали те же жены; но с того времени прошло семь-восемь часов, за которые могли повстречаться случайности, заставившие разлучиться тех жен. Посему мы можем иметь законное позволение какую-либо из сонма сих жен отчислить, если какие-либо евангельские указания того потребуют. И за этим недалеко приходится нам ходить. Тут же у св. Марка и встречаем такое указание — именно в его сказании о явлении Господа прежде всех Марии Магдалине. Прежде всех, следовательно, прежде явления Его женам, о коем говорится у св. Матфея. Если так, что значит, что в это же утро — прежде воссияния солнца, зело рано — Марии Магдалины не было с Мариею Иаковлевою и Саломиею. Она отделилась от них и действовала сама по себе, и в этом хождении на Голгофу означенных жен не участвовала, не была свидетельницей и явления им Господа. Сего блага она спо добилась особо и прежде их. Таким образом, св. Марк, поименовавший жен в вечерних обстоятельствах, ходом сказания своего об утренних событиях заставляет из сонма тех жен отчислить Марию Магдалину и действующими в его сказании признать только Марию Иаковлю и Саломию. Как отлучилась от них Мария Магдалина и как действовала особо от них, об этом пишет св. Иоанн.

У св. Луки читаем — гл. 24, 1 — 12.

Последовавшие за Господом из Галилеи жены (непоименованные) вечером в пятницу смотрели, как полагалось тело Господа во гроб. Возвратившись с Голгофы, они в тот же вечер купили ароматы и миро для намащения тела Господня и в субботу оставались в покое по заповеди (23, 55—56).

В первый же день недели, утру глубоку, они пошли на гроб, неся уготованные ароматы.

Они нашли камень отваленным и прямо вошли во гроб. Тела Господня не оказалось, что привело их в крайнее недоумение. Когда они таким образом недомышлялись, что бы это значило, предстали им два мужа в одеждах блестящих. Св. жены в страхе и смущении потупили очи в землю; но мужи успокоили их, сказав им: «Что ищете живого с мертвыми? Его нет здесь; Он воскрес. Помните, как Он говорил вам еще в Галилее, что Сыну человеческому надлежит быть предану в руки человек грешных и пропяту быти и в третий день воскреснуть». Они вспомнили такие слова и, возвратившись от гроба, возвестили о виденном и слышанном одиннадцати Апостолам и всем прочим. Но глаголы их явились, яколжа, и им не поверили. Петр, впрочем, востав, тече ко гробу и, взглянув внутрь, увидел пелены лежащие, и отыде, в себе дивяся бывшему.

Сразу видно, что тут рассказывается об особом приходе на гроб, отличном от того, о коем сказывают св, Матфей и св. Марк. Ароматы готовятся в пятницу вечером; идут на гроб жены утру глубоку, — ορδρου βαδεοζ; во гробе встречают двух Ангелов в виде мужей; слышат от них слова не те, что слышали жены у св. Матфея и св. Марка, хотя сила их одна и та же — удостоверение в Воскресении Господа; в конце не получают повеления поскорее сказать Апостолам, но делают это будто сами от себя; почему возвращаются неспешно, и можно предположить, что сначала они зашли к себе, чтобы освободиться им от ноши ароматов, а потом отправились к Апостолам.

Признавая же особым образом это хождение на гроб Господень, надо будет признать, что и жены тут были особые. Какие же? Св. Лука не перечисляет имен жен ни там, где говорит об их наблюдении, как полагали Господа во гроб, ни там, где говорится о заготовлении ими ароматов в пятницу вечером, ни здесь утром в первый день недельный, когда сказывается об их хождении ко гробу. Хотя он в конце сказания пишет: бяше же Мария Магдалина, и Иоанна, и Мария Иаковля, и прочия с ними, яже глаго-лаху к Апостолам сия (ст. 10); но это относится, как увидим, к тому времени, когда к Апостолам собрались все жены, как бы с отчетом о виденном и слышанном ими порознь, и тут нельзя видеть решительное указание на тех жен, о коих говорит выше св. Лука. Всяко, однако же, слова сии дают возможность определить, о каких женах пишется у св. Луки. Отчислим из означенного перечня имен Марию Магдалину для сказания св. Иоанна, а Марию Иаковлю (с Саломиею, которая, вероятно, значится под общим: и прочая с ними) для сказания св. Мат фея и св. Марка, — и для сказания св. Луки останется Иоанна, жена Хузаня, с прочими (кроме Саломии).

У св. Иоанна читаем — гл. 20. 1 — 18 У св. Иоанна и еще особое сказание об особом хождении ко гробу Господа, где из жен действующей является одна Магдалина, но с участием и двух высших учеников. Он повествует, что св. Магдалина в первый день недели, еще сущей тьме, пришла на гроб и увидела камень, отваленный от гроба. Взглянула ли она во гроб или нет, но у нее тотчас образовалось решение: взяли Господа. Взяли Господа, и не знать, где положили Его. С этой мыслью она поспешно бежит к св. Петру и св. Иоанну и говорит: «Взяли Господа моего, и не вем, где положили Его». Св. Петр со св. Иоанном вышли из дома и пошли на гроб. Они оба шли поспешно; но Иоанн тек скорее Петра и пришел ко гробу первый, однако ж не вошел внутрь, а только взглянул туда и увидел пелены лежащие. Пришел св. Петр и вошел внутрь. И он увидел тоже пелены лежащие, и еще сударь, бывший на голову Господа, не с пеленами лежащ, но особо свит на одном месте. Тогда вошел и св. Иоанн, прежде пришедший, и виде и верова, кажет ся, только тому, что говорила Магдалина. Осмотревши все, они возвратились домой.

Но св. Магдалина, с ними возвратившаяся опять ко гробу, осталась и стоя у гроба плакала. Поплакавши, она взглянула внутрь и увидела двух Ангелов в белых ризах — один сидел в головах, а другой в ногах, где лежало тело Иисусово. Они спросили ее: «Жено, что плачеши?» Она ответила: «Взяли Господа моего, и не вем, где положили Его». Сказав это, она обратилась и увидела Господа Иисуса, но не узнала Его. Господь говорит ей: «Жено, что плачеши? Кого ищеши?» Она, думая, что то был вертоградарь, сказала: «Государь мой! если ты взял Его, скажи мне, где положил Его, и я возьму Его». Тогда Господь сказал ей голосом, ей знакомым: «Мария!» Она, услышав этот голос, воззвала: «Равуни!» — и бросилась было к ногам Его, чтобы обнять их. Но Господь остановил ее, говоря: «Не прикасайся Мне, ибо Я еше не взошел ко Отцу Моему (еще успеешь); но иди к братии Моей и скажи им: восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему». Она пошла и сказала ученикам, что видела Господа и что Он сказал ей такие слова.

Это сказание не требует никаких пояснений. Сразу видно, что оно говорит об особом хождении на Голгофу, где и лица особые, и обстоятельства особые, ни одной чертой не повторяющиеся в сказаниях других Евангелистов.

Я позволяю себе сделать по поводу его только одно-другое наведение. Первое, если у св. Иоанна особое сказание об особом хождении ко гробу — и это бесспорно, — то ничто не мешает допустить особность сказания и у других Евангелистов, коль скоро черты сказания вынуждают такое допущение. Как уже видели мы, такой особенности нельзя не допустить в сказании св. Луки и в сказаниях св. Матфея и св. Марка вместе.

Второе, Мария Магдалина приходит на гроб в еще сущей тьме. Так как она вслед за тем ходила к Апостолам, с ними ворочалась на Голгофу, после них побыла здесь одна, потом опять пошла к Апостолам, то ей невозможно было быть в числе жен, приходивших с Иоанною, утру глубоку, как значится у св. Луки, некогда было ей присоединиться и к Марии Иаковле-вой с Саломиею, приходившим ко гробу воссиявшу солнцу, и нужды в том уже никакой не настояло. Однажды отлучившись от святых жен, она уже не встречалась с ними, пока все они не собрались у Апостолов, как увидим при общем своде сказаний.

Таким образом, из пересмотра всех сказаний о движениях, видениях и свидетельствах жен само собою выходят такие заключения:

1. Жены не все разом приходили на гроб, но группами и в разное время. Таких прихожде-ний обозначается три: первое — Марии Магдалины, по Евангелию св. Иоанна; второе — Иоанны с прочими, по Евангелию св. Луки; третье — Марии Иаковлевой и Саломии, по Евангелиям Матфея и Марка вместе. Обозначается это чертами всякого сказания, ясно выдающимися. Приложим к сему показание Эм-маусских учеников, которые говорят, что некоторые жены из бывших на гробе возвестили Апостолам, что видели Ангелов, сказавших им, что Господь воскрес (Лк. 24, 22—23). Но это может относиться только к Иоанне с прочими, как значится то же у св. Луки. Ибо они только видели одних Ангелов, а другие жены видели не Ангелов только, но и Господа. Следовательно, этим показанием они резко отособляют хождение на Голгофу Иоанны с прочими от хождения туда других св. жен, между коими то же хождение Марии Магдалины отособляется само собой и оставляет потому отособленным хождением Марии Иаковлевой с Саломиею. Это показание тем особенно важно и подает в настоящем деле решающий голос, что была часть учеников, которые знали только о том, что было с Иоанною, ничего не слыхав о других женах.

2.  Время прихода святых жен ко гробу означается так: Марии Магдалины — еще сущей тме; Иоанны с другими — утру глубоку; Марии Иаковлевой с Саломиею — воссиявшу солнцу. Видна постепенность. И вся эта история обнимает время в несколько часов — от чуть брезжится до восхода солнца.

3.  Постепенность видна и в том, что святые жены узнавали и возвещали Апостолам: св. Магдалина в первый раз сказывает: взяли Господа; Иоанна с другими возвещает, что видела Ангелов, которые сказали ей, что Господь воскрес; Мария Магдалина во второй раз и Мария Иаковля с Саломиею удостоверяли, что видели не только Ангелов, сказывавших им о Воскресении Господа, но и самого Господа воскресшего и передавали от лица Господа повеления им.

После сказанного составление последовательного сказания о движениях святых жен утром в светлое Христово Воскресение, равно как о виденном ими и слышанном, не встретит большого затруднения.

Когда Иосиф и Никодим полагали во гроб тело Господа, жены все были на Голгофе и смотрели, где и как полагалось оно, в то же время, конечно, соображая, как им прийти сюда снова, чтоб и со своей стороны воздать долг Умершему намащиванием тела Его. Некоторые из них знали на память Его собственные предсказания еще в Галилее о смерти и воскресении. Выслушав это и удостоверившись в Воскресении Господа, Иоанна и яже с нею жены, может быть, по указанию Ангелов, а может быть, и сами от себя, положили пойти сказать о том Апостолам и отправились обратно с Голгофы. В движении их не видно никакой поспешности; и очень можно предположить, что с Голгофы они заходили к себе в дом, где останавливались, чтоб освободиться от ноши ароматов. (Не было ли Иоанне с сущими с нею передано окончательное приготовление ароматов?)

Между тем, как они делали этот переход или обход, если заходили домой, св. Петр со св. Иоанном и Магдалиной текли ко гробу и пришли к нему, не встретясь с ними, что, по расположению улиц на востоке, легко могло случиться, хотя они и прямо к ним шли. Побывши на Голгофе и осмотревши гроб, Апостолы возвратились к себе, кажется, не пришедши к решительному заключению о Воскресении Господа. По крайней мере, это явно относительно св. Петра, хотя и Иоанново: виде и верова не дает прямого указания, чему верова. Может быть, не Воскресению; ибо во след за сим он сам же при писал: не у бо у ведяху Писания, яко подобает Ему из мертвых воскреснути.

По отбытии св. Апостолов с Голгофы, Мария Магдалина осталась у гроба и осчастливлена была милостивым явлением ей Господа. Обрадованная, она опять направилась к Апостолам, хотя не так спешно, как прежде, чтоб подолее попитаться нераздельной сладостью Боговидения.

По удалении Марии Магдалины приходят ко гробу Мария Иаковля и Саломия, видят камень отвален и Ангела на нем седяща и приходят в страх. Ангел Господень успокаивает их благовестием о Воскресении Господа, пригласив посмотреть и место, где лежало тело Господне. Вошедши внутрь, жены увидели другого Ангела, который, сказав им то же, что и первый Ангел, и показав место, где лежало тело Господне, присовокупил, подобно же первому Ангелу, теперь бегите сказать о всем Апостолам.

И они, исшедши из гроба, побежали к ним, в страхе и трепете от необычайности виденного и слышанного. Первый Ангел при выходе их из гроба удержал себя невидимым, чтоб не помешать их спешности.

Когда бежали они, сретил их Сам Господь и обрадовал и словом, и позволением обнять ноги и поклониться Ему. Получив затем и от Господа повеление поспешить к Апостолам с вестью о Его Воскресении и о прочем, они побежали к ним.

Между тем у Апостолов происходило следующее. Как только воротились св. Петр и св. Иоанн, пришла к ним Иоанна с некоторыми женами (или она ждала их, если не заходила домой) и сказала им, что видела Ангелов, которые уверили ее, что Господь воскрес. Апостолы выслушали это, но не поверили. Еще они вели беседу о сем, как пришла св. Магдалина и сказала, что видела Господа, передавши и слова, какие повелел Господь передать Апостолам. Но и ее выслушавши, Апостолы не яша веры (Мк. 16, 11). Едва кончила свою речь св. Магдалина, как приходят Мария Иаковля и Саломия, сказывают, как видели Ангелов при гробе и во гробе, а потом на пути Самого Господа, и передают уже слышанное от Марии Магдалины повеление Господа Апостолам идти в Галилею, где имеют Его увидеть.

Так, теперь собрались воедино все жены-благовестницы — Мария Магдалина, Мария Иаковля, Саломия, Иоанна и прочие, имена коих не записаны (Лк. 24, 10; Мк. 16, 1). Какой облак свидетелей! И однако ж пред. Апостолами явились яко лжа глаголы их, и они не поверили им (Лк. 24, 11). Не заслуженный ли потому выслушали они укор от Господа, когда Он, явившись, поноси неверствию их и жестокосердию, яко видевшим Его восташа не яша веры? (Мк. 16, 14). Однако же это послужило во благо веры, удостоверяя, что, несмотря на великую радость, какой исполнила бы их сердце вера, что Господь воскрес, они не спешили верить этому, по чрезвычайной важности самого Воскресения. Надо полагать, что Сам Господь благоволил, чтобы было так.

Св. Петр, впрочем, положил еще сбегать на гроб и посмотреть, не встретит ли там какого-нибудь решительного удостоверения. Но, при-шедши туда и взглянув во гроб, увидел только пелены лежащие. Это то же, что прежде видено; ничего нового. Не только Господь, но даже и Ангел не явился ему, чтоб влить в него отраду веры. Так и пошел он обратно, в себе дивяся бывшему (Лк. 24, 12). Состояние духа его, надо полагать, было очень тяжелое. И не в эту ли пору милостивый Господь явился ему в утешение и умиротворение сердца его? Всяко это явление имело место между этим временем и возвращением в Иерусалим Эммаусских учеников. Потому что когда они пришли к прочим, то были встречены радостным известием, яко воистину воста Господь и явился Симону (Лк. 24, 34).

Таким образом все сказания приходят в совершенное между собой согласие, и все черты и особенности находят должное себе место. Остается решить одно: как можно допустить, что жены ходили на гроб не вместе и не в одно время, когда в сказаниях об их движениях встречаются почти всюду имена одних и тех же жен?

Но где же это встречается?

Встречается, правда, не в Евангельских сказаниях, а в сводах сих сказаний. Своды же сии составлены по произвольному предположению, что святые жены ходили на гроб все вместе. Это предположение, не оправдываемое, однако же, текстом Евангелий, как мы видели, и заставляло все комкать в кучу — и движения жен, и явление Ангелов, и слова сих последних женам, и слова жен Апостолам, с большими натяжками и насилованием текста.

Приведите на память сказанное выше. Имена жен, прежде их движение на Голгофу, перечисляются только у Евангелиста Матфея и Евангелиста Марка; Св. Лука не перечисляет их здесь. Но и те двое перечисляют их только при обстоятельствах, бывших в пятницу и в субботу вечером; а какие именно жены участвовали в утреннем первого дня недели шествии ко гробу, не поименовывают. Что это были все те же самые жены, о коих говорится в предыдущих обстоятельствах, это есть гадание, навеваемое, правда, течением речи, но не могущее быть оправдано им, когда в других местах встречаются намеки и прямые указания, что в означенном шествии точно те же были жены, но не все; именно, не было Марии Магдалины, как дает ниже навести св. Марк и как прямо дает разуметь св. Иоанн. Были они вместе вечером; но утром ко гробу пошли не вместе, как согласились. Так сделалось, что Мария Магдалина ушла из города одна раньше всех и потом течением событий совсем была отбита от них. Таким образом, сличение сказаний заставляет признать, что, несмо тря на то что вечером жены показывают инде сущим вместе, утром они шествовали ко гробу не вместе.

Можно только спросить: чего ради св. Евангелисты не написали определенно, какие именно жены идут утром ко гробу по их сказанию? Того ради, что они не считали того нужным. Не в лицах жен сила, а в удостоверениях их в Воскресении Господа Ангелами и Самим Господом. Жены все одинаково достойны веры. Сила свидетельства их — в показании им истины свыше, а не в том, что сие показание передала такая и такая жена. Св. Евангелисты и не заботились повторять их имена. Св. Лука и совсем не перечисляет их имен ни в обстоятельствах пятницы, ни в обстоятельствах субботы, ни в утреннем первого дня движении их на Голгофу Перечисляет их в конце сказания. Но там мы должны видеть указание на то, как наконец все жены-благовестницы собрались к Апостолам после виденного ими и слышанного у гроба Господня и на пути от Него, каждой группе особо. Так предложенное недоумение оказывается совсем не уместным.

Вот все, что придумалось мне в удовлетворение вашего желания и устранение встреченного вами затруднения в соглашении Евангельских сказаний о Воскресении Господа. На большее прошу не погневаться. Пока будем довольствоваться этим, а после — что Бог даст.







© Copyright PASKHA.net, 2001-2012
Rambler's Top100


Компании, представляющие данные товары и услуги, поздравляют Вас с Пасхой!